"Если хоть один человек вспоминает об ушедшем, этот ушедший еще жив ..."                                                                                       

    

           

       

      Главная

      

      История, структура

      и боевой путь дивизии

 

     Воины дивизии

 

      Документы, воспоминания

 

      Фотоальбом

 

        Видео

 

     Информация для поиска

 

     Ссылки

 

     Гостевая

     

      Сообщество потомков

      воинов 141 сд

 

      

Искренняя благодарность всем, кто оказал помощь в создании данного сайта!

 

Воины дивизии

 

Истории о судьбах воинов дивизии

 

 

<Стр 1><Стр 2> <Стр 3><Стр 4><Стр 5><Стр 6><Стр 7><Стр 8><Стр 9><Стр 10><Стр 11>

<Стр 12><Стр 13><Стр 14><Стр 15><Стр 16><Стр 17><Стр 18><Стр 19><Стр 20><Стр 21>

<Стр 22><Стр 23><Стр 24><Стр 25><Стр26><Стр27><Стр28>

 

 

 

 

 

Филиппов Иван Прокофьевич

 

(1912 - 1944 гг.)

 

лейтенант, командир  взвода

 

745 стр. полка, 141 стр. дивизии

 

 

 

 

 

 

   Родился  23 февраля 1912 г. Украинец, уроженец  Сталинской обл. Славянского  района с. Хрестище.  Рабочий -  каменщик,  из крестьян.   Образование: 4 группы сельской школы - в 1924 г., военное - курсы младших лейтенантов в 1939 г.

    В РККА с 2 ноября 1934 г.

     243 стр. полк - курсант с 2 ноября 1934 г.

     243 стр. полк - командир отделения  с 12 августа 1935 г.

     243 стр. полк - младший ком. взвода  с 1 февраля 1936г.

     Зачислен в запас с 21 февраля 1937 г.

     239 стр. полк - младший ком. взвода   с 1 января 1938 г.

     Курсы младших лейтенантов пехоты при в/ч 6339 - курсант  с 15 сентября 1938 г.  

    153 стр. полк 80 стр. дивизии - командир взвода с апреля 1939 г.

     745 стр. полк 141 стр. дивизии - командир взвода с 27 апреля 1940 г.

 

    Приказ по войскам 12 Армии - Наградить   Гвардии лейтенанта Филиппова Ивана Прокофьевича,  помощника командира взвода миномётной роты  5-го отдельного штурмового батальона,

орденом "Красная звезда".  12 октября 1943 г.

 

 

        

 

 

ВЫПИСКА ВОЙСКАМ 3 УКРАИНСКОГО ФРОНТА

(По личному составу)

6 октября 1943 г.                                                    № 01325                                     Действующая Армия. 

 

Согласно директивы Маршала  Советского Союза

тов. ВАСИЛЕВСКОГО от 9 сентября 1943г. № ОРГ/2/1461, нижепои-

менованных офицеров бывших в окружении, плену и проживавших

на территории, временно оккупированной немцами, как особо отли-

чившихся в боях на Вовнивском правобережном плацдарме реки

Днепр, освободить от прохождения службы в 5 отдельном штурмовом

батальоне, восстановить во всех правах офицера и назначить:

9. Бывшего заместителя командира миномётной

роты,174 Гвардейского стрелкового полка, 57 Гвардейской

стрелковой дивизии - Гвардии лейтенанта ФИЛИППОВА Ивана

Прокофьевича - КОМАНДИРОМ МИНОМЁТНОГО ВЗВОДА 610 СТРЕЛКОВОГО

ПОЛКА, 203 ЗАПОРОЖСКОЙ СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ.

 

27 октября 1943 г.                                                                                    Источник ОБД.

 

     Назначен  610 стр. полк 203 стр. дивизии - командир миномётного взвода с 27 октября 1943 г.

     177 Гв. стр. полк 60 стр. дивизии - командир миномётной роты.

     178 Гв. стр. полк  58 Гв. стр. дивизии - командир стр. роты.

     Звание  ст. лейтенант  присвоено в 1943 г.

     Умер от ран 2 февраля 1944 г.

 

 

 

 

 

 

 

Даракчьян Ашрак Артынович

 

(1914 – ... гг.)

 

ст. лейтенант, зам. командира транспортной роты

 

745 стр. полка, 141 стр. дивизии 

 

 

 

  Родился 6 апреля 1914 г. Армянин, уроженец Абхазской АССР, Гагрский р-он,  служащий из крестьян.

     Образование:  субтропический институт, г. Сухуми - в 1935 г., военное - Калининское военно-химическое училище,  г. Калинин,  в 1939 г.  

Военно-химическая академия РККА - в 1943 г.

В РККА с октября 1937 г. 

В Великой Отечественной войне:

Юго-западный и Южный фронт  - с июня по август 1941 г., Сталинградский фронт - с мая 1942 г. по апрель 1943 г.,

1 Белорусский фронт - с декабря 1943 г. по май 1945 г.  

Имеет ранения: 7 августа 1941 г. и в апреле 1945 г.

Награждён орденом "Красная звезда" (см. краткое изложение подвига), медалями "За взятие Берлина" и "За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг.".

 Калининское военно-химическое училище - курсант с октября1937 г.

 745 стр. полк 141 стр. дивизии - командир взвода с 4 сентября 1939 г.

 745 стр. полк 141 стр. дивизии - зам. командира транспортной роты с 25 октября 1940 г.

 На излечении по ранению -  с 7 августа 1941 г. по ноябрь 1941 г.

 В резерве при 69 зап. сп 45 зап. стр. бригады - с ноября 1941 г. по апрель 1942 г.

 Начальник химической службы 159 стр. бригады 28 Армии Сталинградского фронта - с апреля

1942 г.

 

    Военная академия химической защиты РККА им. Ворошилова, г. Москва - слушатель

с 16 апреля 1943 г.

    Помощник начальника химической службы 212 стр. дивизии 61 Армии, 1 Белорусского фронта -

с 14 мая 1944 г.

    Начальник химической службы 90 Гвардейского тяжёлого танкового полка 11 танковой бригады

1 Белорусского фронта - с декабря 1944 г. по август 1945 г.   

  

    Наградить орденом "Красная звезда" приказом по бронетанковым и механизированным войскам     

5 ударной Армии  от 15 июня 1945 г. Гвардии капитана Даракчьяна Ашрака Артыновича, начальника химической службы 90 Гвардейского тяжёлого танкового полка.                   Источник ОБД.

   

 

        

 

                                

    В распоряжении нач. УКС СВА в Германии (Советская военная администрация в Германии) :

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%EE%E2%E5%F2%F1%EA%E0%FF

_%E2%EE%E5%ED%ED%E0%FF_%E0%E4%EC%E8%ED%E8%F1%F2%F0%E0%F6%E8%FF_

%E2_%C3%E5%F0%EC%E0%ED%E8%E8

    Военная комендатура Герского округа земли Тюрингия - помощник военного коменданта по сельскому хозяйству с 15 сентября 1945 г.

 

    Военная комендатура  г. Веймар земли Тюрингия  - начальник сельскохозяйственного   отделения  с

2 августа 1946 г.

     Военная комендатура г. Веймар земли Тюрингия - старший агроном с 20 июля 1947 г.

     479 малокалиберный зенитный арт. полк 113 зенитной бригады - начальник химической службы  с 13 января 1949 г.

     В распоряжении командующего войсками МВО с 28 августа 1957 г:

     119 мсд - помощник нач. химической службы   с 4 сентября 1957 г.

      Уволен из рядов Советской Армии в звании майор  17 января 1959 г.

 

 

 

 

 

 

 

Яценко Дмитрий Антонович

 

(1919 -1944 гг.)

 

лейтенант, командир стр. взвода 796 стр. полка,

 

141 стр. дивизии  

 

 

 

 

 

 

  Родился 26 октября 1919 г. Украинец, уроженец с. Кустолово Новосанжарского  р-на  Полтавской обл. 

Образование: 7 классов - в 1935 г.,  2 курса механико-технологического техникума - в 1939 г., военное - Львовское Пехотное училище  (Кировское) - в 1941 г.

    В РККА с 28 ноября 1930 г. Член ВЛКСМ с 1940 г.

 

31 зап. полк учебн. батальон Ленинградского ВО - красноармеец 

с 28 ноября 1930 г.

 Львовское Пехотное училище КОВО - курсант с января 1940 г.

 796 стр. полк 141 стр. дивизии КОВО - командир стр. взвода с

10 июня 1941 г.

 Будучи в в 6 Армии , при отступлении части заболел, оставлен в Шепетовском р-не, пролежал несколько дней. Ушёл в Полтавскую обл., болел, а затем работал ремонтником.

 Разжалован в рядовые и направлен в 15 отдельный штрафной батальон 2 Украинского фронта на  2  месяца  с 13 декабря 1943г., как бывший военнопленный.

  Ранен 12 января 1944 г. Восстановлен в правах и звании.

    В приказе по войскам 2 Украинского фронта по личному составу от 28 апреля  1944 г. значится:

 «Ниже поименованный переменный состав 15 отдельного штрафного батальона  2 Украинского фронта, действовавший на передовой линии фронта в составе 81 Гвардейской Краснознамённой  Красноградской стрелковой дивизии, показавший себя в боях с немецкими оккупантами дисциплинированным, проявившим при этом храбрость, мужество и искупившим в боях свою вину перед Родиной – восстанавливается во всех прежних правах офицерского состава:  …

    Яценко Дмитрий Антонович - в звании лейтенант, бывший  командир стрелкового взвода  796 стрелкового полка 141 стрелковой дивизии»

    12 января 1944 г. поступил в эвакогоспиталь 224 ЭП, с диагнозом сквозного пулевого ранения в области левого тазобедренного сустава с повреждением кости,  умер от ран 19 января 1944 г.  

                                                                                         

Похоронен в братской могиле в с. Митрофановка, Новгородковского района,  Кировоградской области. Погиб при освобождении Кировоградской области всего в 200 км от с.Подвысокого, месте гибели 141 сд в августе 1941г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  Спесивцев Фёдор Степанович

 

(1917 – … гг.)

 

ст. лейтенант, командир стр. взвода 687 стр. полка,

 

141 стр. дивизии 

 

 

                                            

     

 

 

 

   Родился 18 февраля (23 ноября) 1917 г., уроженец с. Свинуха, Родничковский р-он, Саратовской обл.

      Русский, рабочий из крестьян бедняков, гражданская специальность – слесарь.

    Образование: 7 классов в с. Свинуха, (ныне с. Лесное, Балашовского р-на Саратовской обл.)  - в 1934 г., слесарные курсы в с. Николаевка, Сталинградской обл. - в 1936 г.

      Член ВЛКСМ с 1938 г., в РККА с 23 марта 1938 г., член ВКПб с 1943 г.

В Великой Отечественной войне с 22 июня  1941 г., по 28 февраля 1944 г.  Награждён двумя орденами "Красная звезда".

    

  Полковая школа в/ч 6724 г. Елабуга ПриВО - курсант школы  с 23 марта 1938 г.

  

  Одесское пехотное училище КОВО - курсант  с июня 1938 г.

 

  Одесское пехотное училище - в 1939 г.

 

  637 стр. полк 140 стр. дивизии КОВО - командир взвода  с октябрь 1939 г.

 

  134 стр. полк - командир взвода с 23 октября 1939 г.

 

  687 стр. полк 141 стр. дивизии КОВО - командир взвода  с января 1940 г.

     

  Участвовал в походах в Финляндию 1940 г. и  Северную Буковину - июнь 1940 г. 

                                                               

92 запасной стр. полк 41 запасной бригады - командир стрелковой  роты  с 1 сентября 1941г.

    

27 стр. полк 203 стр. дивизии - командир стрелковой  роты  с 15 февраля 1942 г.   

http://ru.wikipedia.org/wiki/203-%FF_%F1%F2%F0%E5%EB%EA%EE%E2%E0%FF_%E4%E8%E2%E8%E7%E8%FF

    

Находился в окружении и проживал на оккупированной территории с 28 мая 1942 г.

    

После освобождения этой территории прошёл проверку в лагере НКВД СССР  с 24 декабря 1942 г.

     

В резерве 6 ОПРОС (отдельный полк резерва офицерского состава)Юго-Западного фронта с 11 февраля 1943 г.  Направлен в 5 отдельный штурмовой батальон 3 Украинского фронта - стрелок с 15 апреля 1943 г.

     См. краткое изложение боевого подвига

 

        15 октября 1943 г., наградить орденом "Красная звезда" ст. лейтенанта Спесивцева Фёдора  Степановича   - командира взвода 5-го отдельного штурмового батальона.               Источник ОБД

       

 

       

   1118 стр. полк 333 стр. дивизии - зам. командира батальона  с 5 августа 1943 г.

  http://militera.lib.ru/memo/russian/makoveev_vf/03.html

     См. краткое изложение боевого подвига

 

        6 декабря 1943 г., наградить орденом "Красная звезда" ст. лейтенанта Спесивцева Фёдора Степановича - командира взвода разведки 1118 стр. полка 333 Краснознамённой Синельниковской стр. дивизии.      

     Источник ОБД                    

                                                          

 

Убыл в эвакогоспиталь  № 4146 г. Саратов по ранению 28 февраля 1944 г.  Уволен в запас 25 июля 1944 г. в звании капитан.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Бурков Георгий Иванович

 

(1915 - ...гг.)

 

сержанта 4-й батареи 348 артиллерийского полка,

 

141 стр. дивизии

 

 

 

 

(Интервью 17.01.1985 г)

 

По просьбе Тураева А.Ф., председателя

Совета ветеранов 141 сд 1-го формирования,

Евдокимов С.Г. подал сообщение в газеты

г. Алма-Аты о встрече  ветеранов 141 сд

9 мая 1985 г. в с. Подвысоком.

 

    Из письма  Евдокимова Сергея Гавриловича, сержанта 253-го гаубичного артиллерийского полка 141 сд

 

     Из Алма-Аты позвонил Бурков Георгий Иванович, откликнулся на сообщение в газете.

     Оказывается, он 1915 года рождения, окончил Рабфак, в 1939 г. поступил в Тимирязевскую академию. Был призван в армию из академии, и 1 ноября 1939 г. с эшелоном таких же, как он призывников, прибыл в г. Славуту. Был курсантом полковой школы в разведвзводе,  служил в 4-й батарее 348 ап.

    В плен Георгий Иванович попал в августе  1941 г., уже после выхода из окружения. Был в Германии, в Нюрнберге. Потом бежал. В Польше попал к партизанам, там и был ранен в 1944 г. В конце 1944- г. они соединились с регулярной армией. В 1945 г. он еще раз был ранен, в конце 1945 г. демобилизован прямо  из госпиталя.

 

    Вчера  был у Буркова. 

      И он, и его жена приняли меня очень приветливо. Сидел передо мной старик в домашнем халате с совершенно белыми волосами. Говорил он связно, неплохо строя речь, но иногда трудно - то трудно вспоминая, поправляя уже сказанное, то трудно подыскивая слова.

Сидели мы за столом, и Георгий Иванович более трех часов рассказывал.

    Моя жизнь прошла очень сложно…

     Наш полк в 1940 г. летом совершал поход к границе Румынии, и на Днестре были развернуты огневые позиции. Связь была по радио, и я принял команду открытым текстом: «Привести батарею в боевой порядок, подготовиться к открытию огня. К бою!» Были сняты чехлы с орудий, поднесены снарядные ящики, все были на местах, ждали команду: «Огонь!» В это время со стороны Румынии стали приближаться самолеты. Они оказались со звездами на крыльях. Это были наши самолеты. По радио передали: «Война окончена. Отбой! Приготовиться к маршу!» Начали переправу через Днестр. Затем марш к Черновцам, а оттуда домой в Шепетовку.

     В 1941-м 17 мая вышли маршем в Западную Украину по направлению к границе.

 

    О первых днях войны он практически ничего не рассказывал. Я уже хорошо знаю, что об этом говорить всем трудно. Почти все стараются обойти эти трудные воспоминания. Общее поражение и общая неудача всегда складываются из множества отдельных поражений и неудач, в том числе и личных. Поэтому личных поражений и неудач в воспоминаниях выживших бойцов подавляющее большинство. Многие обходят эти дни и моменты своей судьбы, ничего не объясняя…

     Обстановка первых дней войны для всех нас была чрезвычайно сложной и непонятной. Окружающее было крайне непредвиденным, разрушающим, катастрофическим. Значительную роль сыграла Сталинская доктрина о нашем наступлении и только наступлении  - “малой кровью, могучим ударом!” В боевых уставах ничего не было о том, как вести себя, если враг нас обошел, если мы потерпели временную неудачу, поражение. Этому нас не учили. Это абсолютно не допускалось, считалось преступлением.

 

     После Подвысокого я скитался везде.  Помню, как горело какое-то село, колхоз, как ехали на лошадях в группе из 22 человек. Однажды к этой группе подъехал командир полка, майор Гонтарь, спросил, кто тут старший. Я назвался, хотя не был старшим. Майор был с несколькими командирами и красноармейцами, он передал Буркову какого-то рядового под охрану: «Если убежит от вас, отвечать головой будете». Через какое-то время, может, на другой день или через два дня, Гонтарь с комиссаром полка и военным прокурором из дивизии, которым была женщина в военной форме, выстроили нашу группу и поставили перед ней виновного. Был зачитан приказ, обвиняющий этого рядового в пропаганде в пользу противника, используя разбрасываемые немцами листовки. Затем солдат торопливо разувался перед строем, потом в него стреляли, но никто не попал, - трудно стрелять в своего, каким бы он ни был. Солдат побежал, и убежал довольно далеко. В него снова стреляли. Он упал, видимо раненый. К нему подошла женщина -прокурор, взяла его за руку, щупая пульс, вынула из кобуры свой пистолет и пристрелила.

 

  После этого Бурков сразу рассказывал о том, как выходили  из окружения, ночью по дорогам.

 

      Нас  было много. Немцы поздно заметили, стали стрелять слева очередями трассирующих пуль. Все разбежались, залегли. Потом снова шли, но уже малыми группами. Около реки Синюхи я отбился от товарищей в лесу. У меня ранило лошадь, и ее пришлось пристрелить. В лесу я повстречал еще двух товарищей, и мы втроем стали путешествовать. Второй, кажется, был старший лейтенант, третий – политрук, еврей. Шли на Никополь, уже в гражданской одежде. Потом остались вдвоем, - кто-то от кого-то отстал. Ночью добрались до деревни, не помню какой, и на чердаке просидели три дня. Потом оторвались и пошли на Новую Одессу. Плыли по реке, потом вышли около Никополя и там остановились в с. Кашкаровка, устроились в колхоз работать – убирать с поля пшеницу. Проработали мы до декабря 1941 г., и нас повезли в Никополь. В Никополе попали к мадьярам, пробыли мы там месяц-полтора, и нас отправили в лагерь Кривого Рога. В Кривом Роге я пробыл до июня 1942 г. Потом отправили к Кировограду, в районе села, на карьер. Там мы работали на карьере до 1943 г.

 

       Затем их погрузили в эшелон и отправили в Эльзас-Лотарингию. В лагере отобрали 8 человек специалистов – парикмахера, сантехника, столяра, двух связистов, еще кого-то и его, как понимающего немецкий язык, вроде переводчика. Бурков успел понатореть в немецком во время скитаний по лагерям…

 

    Увезли нас, в Нюрнберг. На окраине стояли четыре зенитные батареи, они составляли ПВО города со стороны этой окраины. Мы, восемь пленных под началом вахмистра, обслуживали гарнизон этих батарей. Там мы жили неплохо, но все же хотелось домой. Я был приставлен к унтер-офицеру, который получал, распределял и развозил по батареям продукты. Строгого контроля не было. Удавалось подкармливать всех восьмерых, и даже немного давать работающим на заводике угнанным с родины русским и украинцам. Те жили в ужасающих условиях.

  Летом 1943 г. нас восьмерых по какой-то причине перевели на тех же правах в другую часть, расположенную недалеко от польской границы. Приходилось за той же надобностью ездить по дорогам между несколькими населенными пунктами. Удалось высмотреть удобное для побега через лес место. Договорился еще с двумя. Ездили на крытом грузовике с крытым прицепом. Унтер-офицер сидел в кабине с шофером. Перебрались в прицеп. Я выпрыгнул первым, потом второй, а третий, видимо, струсил. Но он нас не выдал и сказал унтер-офицеру о побеге позже, когда уже далеко отъехали. Искали нас не там, где мы сбежали.

 

  Они перешли границу. Шли по Польше, выспрашивали, как найти партизан. В конце концов, им указали путь. Польские партизаны принять к себе отказались, но переправили в отряд русских партизан там же в Польше, в отряд под командованием капитана Невского. У капитана был адъютантом маленький, веселый и пронырливый поляк по имени Феликс. Их подробно допросили и приняли. Жили и воевали, как все партизаны.

 

   В 1944 г.,  видимо, уже во второй половине, я ходил в деревню еще с двумя партизанами. Деревня та была близко, метров 800 от партизанского леса. В хату, где они были, прибежал мальчик: «Немцы идут!» Выскочили из хаты. Другие двое через огороды, а я решил, что успею добежать до леса. Не добежал метров 150, немцы издали открыли огонь. Пришлось ложиться, вскакивать и перебежками приближаться к лесу. Стреляли издали, пули были на излете, и две пули все-таки попали. Как потом выяснилось, ранение оказалось серьезным. Одна пуля прошла через печень, задела легкое и остановилась, не дойдя несколько сантиметров до сердца. Она и сейчас там. Вторая срезала отросток позвонка и застряла в боку (она потом вышла). Ушел в лес, зарылся в листьях. Немцы пришли, искали, но в лес заходить побоялись.

Своих в лесу не оказалось, куда-то ушли. Крови потерял много, ослабел, разум помутился. Решил, - пойду к немцам, пусть лучше убьют. И пошел. Добрался до деревни. В хате голоса немцев. Тогда опомнился – что же это, - сам к ним в лапы?! Пошел в огород, там потерял сознание и упал. Немцы вскоре ушли.

  Подобрали свои, перевезли, нашли доктора поляка. Тот сказал: «Все равно умрет, лучше я ему укол сделаю, сразу кончится»  Не согласились, и поляк тот ушел. В отряде польская девушка-связистка  сказала, что этот доктор против них, всех бы их готов уколами поубивать. Она и указала где найти другого врача, хорошего. Другой врач осмотрел, выписал лекарства, сказал, что делать. Приставили ко мне эту польскую девушку ухаживать. Но не знали, где меня спрятать. Решили – в монастыре. Отряд и его командир Невский были известны в округе. Главному ксендзу в монастыре сказали, - если выдадут партизана, монастырь взлетит на воздух. Партизана не выдали. Тем не менее, немцы были активны, искали партизан повсюду. Меня раненого, приходилось дней через 5-8 перемещать с места на место по окружающим населенным пунктам. Случилось раз  - немцы зашли в хату, где я лежал. Ухаживающая девушка забросала меня тряпьем и легла рядом, обвязав голову белой тряпкой.

-          Krank?

-          Ja-ja? krank.

-          Was ist krank?

-          Tifus.

-          O! Tifus! Weg-weg!

И они быстро удалились.

Так и продолжалось, пока не пришли наши войска.

 

  В последнем бою у Пилицы, капитан Невский был смертельно ранен разрывной пулей в живот, и через два дня умер. Адъютант Феликс преданно не отходил от него до последнего вздоха…

 

  Когда пришли советские войска, я уже вставал. Мы все были подвергнуты проверке. Потом нас разослали кого куда, я попал в пехоту, и уехал опять в Германию. Меня приставили охранять команду пленных немцев, которые, впрочем, и не помышляли убегать. Выполнял и другие тыловые поручения, но двигался я тогда еще не вполне хорошо, а рана, случалось, открывалась. Не помню, что я делал тот раз, когда лейтенант, комендант какого-то небольшого населенного пункта накричал на меня и посадил под арест. Война к тому времени уже закончилась. Но открылись раны, и я попал в госпиталь Котовицы в Польше.

 

  Еще когда Георгий Иванович лежал в госпитале в Котовицах, написал той девушке, что за ним ухаживала, и она очень быстро приехала  к нему. В молодости все кажется возможным. Они достали его обмундирование и съездили к ней на родину, где был партизанский лес. Дня два или три они пробыли там.

На обратном пути их задержал патруль. Арест и выяснения. Партизанский отряд знали власти тех мест, они подтвердили их партизанство, и его отпустили.

  - Но ты же сбежал из госпиталя?

  - Конечно, сбежал. Но я туда и вернусь.

  - Ну, черт с тобой, езжай!

В госпитале его даже не хватились и ничего не заметили.

 

  Из госпиталя меня отправили в Кисловодск, в армейский госпиталь. Это было уже где-то в мае 1945 г.  В госпитале я пробыл до 5 сентября, меня комиссовали и отправили домой. Я уехал в Москву. Через месяц отправился в Куйбышев к сестре, там была и мать, она лежала в больнице. Через месяц-полтора мать умерла, и я уехал в Алма-Ату к другой сестре, где и остался жить. Сразу женился.

Поступил работать на винзавод, работал ст. мастером, зав. базой, проработал 10 лет. Потом в психиатрической больнице работал еще 10 лет заместителем  главного врача. Напоследок 2-3 года работал во вневедомственной охране, но из-за болезни ног пришлось уйти на пенсию.   

  Вот так я и прожил. Как мне присвоили звание сержанта, так я и остался до сего времени, - закончил свой рассказ Георгий Иванович Бурков, сержант 4-й батареи 348 ап 141-й стрелковой дивизии.

 

  На военном билете Георгия Ивановича видел его фотографию лет сорока. Красивый, по-видимому,  достаточно высокий, бравый мужчина. Таким все удается, они умеют устраивать свою жизнь и вести удачно порученное или доставшееся по должности ли, по судьбе ли, дело. На пессимиста он ни на фотографии, ни в разговоре похож не был, скорее наоборот. Ничего пессимистического не высказывал. Все говорил спокойно, просто, реально. Никаких героических, да и вообще заслуг, себе не приписывал.  

 

  Каждому из нас, оставшемуся до сих пор в живых, необыкновенно повезло, и не один, а много раз.  Личное участие в войне оставшихся в живых было обычным, не героическим, чаще всего неудачным, как бы ничего важного собой не представляющим…

                                                                                                                                                    По письмам ветеранов ВОВ  

Буркова Г.И.  и Евдокимова С.Г.

 

 

 

 

Туманишвили Михаил Иванович

 

(1921 – 1996 гг.)

   

сержант, командир отделения роты связи 745 стр. полка,

 

141 стр. дивизии   

                                                                     

История  военной и мирной судьбы

 

                                                                  

 

 

 

 Туманишвили Михаил Иванович родился 6 февраля 1921 года  в городе Тифлис Грузинской ССР.

     Службу в Красной Армии  начал в 1939 году в г. Шепетовке. Был курсантом полковой школы младших командиров связи при 201 обс 141 сд, а после ее окончания служил командиром отделения в роте связи 745 сп.

     16.05.1941 г. в составе сборного батальона направлен на границу у населенного пункта Сокаль для создания укрепрайона, - рыли противотанковые рвы  и строили глубокие доты и дзоты.

  Когда началась война, бойцы сборных батальонов с кровопролитными боями отступали в направлении: Великие Мосты, Львов, Тернополь, Староконстантиновка, Умань. В результате этих продвижений войска 6-й и 12-й Армии оказались в окружении. По распоряжению генерала Кущевского 5 августа 1941г. был организован прорыв из окружения в направлении Первомайск – Одесса, в котором участвовал и Туманишвили М.И.

  В этом бою он был ранен в ногу, потерял сознание, с поля боя его вытащил Дато Джандиери, товарищ по довоенной службе. Раненых увозили в госпиталь в здании школы с.Подвысокое. Но долго лежать там не удалось, немцы наступали, и нужно было уходить.

  7-го августа немцы схватили Туманишвили и увезли в лагерь -“лазарет” в Умани. Там в бараках, на нарах вповалку лежали и умирали раненые. За жизнь бойцов боролись наши военврачи, тоже оказавшиеся в лагере.  (см. письмо Туманишвили М.И.)

  Из плена Туманишвили бежал, но во время перехода через фронт попал к немцам. Через несколько дней снова бежал, и после тяжелейших мытарств вновь вернулся в ряды Красной Армии. В дальнейшем служил в рядах 36-го гвардейского кавалерийского полка 10-й гвардейской кавалерийской дивизии.  Он участвовал в освобождении Ростова,  Таганрога, Мелитополя, Мариуполя, в боях за Перекоп в 1943 г.

 

        

 

Туманишвили М.И. командир отделения  роты связи 745 сп 141 сд.- На фронте,1943 год

 

 

      В этом же году вступил в ряды ВКП(б), был награжден орденом “Красная звезда”, медалью “За боевые заслуги” и другими. В 1944 г. попал в госпиталь и в июне был демобилизован. Война для него закончилась.

 После войны награждён орденом Отечественной войны 2 степени,

 

     О себе Михаил Иванович пишет:

 “Я никогда не отличался особой боевитостью, чем-то героическим, не проявлял на поле брани чудеса мужества. Я всегда был очень незаметным красноармейцем, старшим сержантом. Крутил катушки, разматывал и сматывал свою телефонную паутину, устанавливал станцию и передавал приказания от одного командира к другому. Часто приходилось под огнем искать и устранять обрывы. Такая уж у нас, связистов, была работа на войне”…

                          

                                                               После войны Туманишвили М.И. - ученик Георгия Товстоногова.  С 1949 до 1971 года - главный режиссёр Грузинского государственного академического театра имени Шота Руставели.

     В период 1971 - 1975 гг. - преподаватель экспериментальных групп при театре им. Шота Руставели.

  С 1975 г. - первый художественный руководитель Тбилисского Театра киноактёра при киностудии «Грузия-фильм»  (сейчас театру присвоено его имя).

 

В 1961 г. Туманишвили Г.И. было присвоено звание Народный артист Грузинской ССР.

В 1981 г. - присвоено звание Народный артист СССР,

В 1986 г. получил звание «Почетный гражданин Тбилиси»

В 1988 г. – присуждена Государственная премия СССР.

 

По мотивам воспоминаний М.И.Туманишвили

и другим материалам

 

 

 

Михаил ТУМАНИШВИЛИ

Из «Военных дневников»

 

22 июня 1941 года

Западная граница. Село Пархачи. Где-то возле Перемышля. С утра началась война. Проснулись от бомбежки, где-то у границы. Три германских самолета обстреляли лагерь. Черные кресты на крыльях. Сейчас развернулись, лежим, ждем. Совсем близко, слышен орудийный огонь. Началась война. Бедная моя мама!

23 июня

Вчера был жаркий, страшный бой. Первый бой в моей жизни. Никакого волнения не чувствовал, только кровь прилила к голове, и очень хотелось пить. В одном месте, во время перебежки, лег прямо в лужу и напился болотной воды. Если бы мама видела это! Кругом лежат трупы с  продырявленными головами, из которых густой сероватой массой вытекали мозги. Со страшным карканьем над всем этим летают стаи ворон. Их пронзительные крики мешают разобраться в полетах пуль. Много осколков падает возле меня. Я еще сильнее прижимаюсь к земле и закрываю лицо руками. Немец в метрах 100-150 от нас.

Ночью, под прикрытием темноты, мы отступили на несколько километров и глубоко окопались. Нуждаемся в подкреплении. Господи, спаси нас!

12 июля

А может быть, тринадцатое, может быть и одиннадцатое июля, кто знает? Прошло много дней, очень много событий. Всего не напишешь, не хотелось, и вспоминаешь только кусочками. Война.

Мы шли от самой границы позорным шествием, каждый день, отступая неизвестно куда. Шли, а сзади по ногам рвались снаряды, трещали автоматы и выли самолеты. Несколько раз занимали глубокую оборону, в надежде, что дальше не пустим немца, но и в таких случаях, после сильных боев, нам все же приходилось отступать. Да и понятно, у нас нет техники, вооружения, а враг вооружен до зубов. Два раза попадали в кольцо к немцам, а только ценою больших потерь уходили из-под носа. Шли в одном направлении, но не дойдя до пункта назначения, сворачивали в сторону, т.к. в этих городах уже оказывался противник.

Так прошли Львов, Тернополь, Старо-Константиновку и много других городов. Черные кресты на желтом фоне везде настигали нас. По всем дорогам шли разрозненные части красноармейцев. Прошли всю Западную Украину. Надеялись, что остановимся на своей старой границе, но ничего подобного не произошло. Красноармейцы так устали, что отказывались отступать. Пусть лучше бесконечный бой, чем это позорное отступление. Но немец наступал и теснил нас все дальше и дальше. Один день людей становилось больше, а на другой – меньше, потом опять прибавлялось. Иногда в полку было 10-12 человек. Многих расстреляли, многие погибли. Шли голодные, ужасно голодные. Я до сих пор не могу понять, откуда у меня хватало нахальства, проходя мимо деревень, просить хлеба. И я просил, и многие давали хлеба, молока, яиц. Население сочувствовало нам.

Каждый двигался, как мог. Иногда шли пешком, иногда передвигались на танке или лошадях.

24 июля

Хочется кушать. Даже бой и смерть не так страшны, как голод. А где сейчас Миша Шубашукели? Жив он или убит? Когда мы оба уходили с нашего двора в армию, его старший брат Вано пожелал нам счастливого возвращения. Возвратимся ли мы? Где он сейчас, Миша Шубашукели?

Вечер 4 августа

Только что самолеты противника бомбили наши позиции. Немецкой техники становится все больше и больше. Их много, а нас горсточка, у них техника, а у нас одни винтовки. Они наступают, а у нас лишь слухи об обороне. Но все это, видимо, очень далеко, и вряд ли кто-нибудь из нас увидит эту сказочную линию обороны. Что такое, почему это так? Никто не может дать ответа. Люди устали отступать, люди устали быть в постоянном волнении за судьбу государства. Ведь мы оставляем немцам города, богатые поля, хлеба. По дорогам стоят наши танки, горят наши самолеты. Несколько дней назад мы находились в 17 километрах от Умани. Были на станции. Я зашел в большой склад муки и сахара. И так вдруг стало обидно, что все эти прекрасно оборудованные сооружения нужно взрывать, уничтожать, предавать огню. Позвали население и приказали, как

можно быстрей и как можно больше растаскать по домам продукты. Люди плакали. А что нам делать, как спасти всех?

8 августа

Я на территории, занятой немцами. Пишу, все как было.

Шестое августа страшное число в моей жизни. И если когда-нибудь после войны я случайно вернусь домой, то часто буду вспоминать этот страшный день. С госпиталя добрался до здания школы.  Надеялся найти Дато Джандиери, но его нигде не было видно. Переполз мост и вышел за деревню. Залез в трубу под дорогой и ждал наступления ночи. По мосту бежали отдельные группы запуганных, загнанных людей. Немец гонял их с места на место, поливая со всех сторон автоматным огнем. Ночь наступила не скоро. Наконец, засветила луна. Но мне нужна была темнота, и я ждал. По мосту пробежали какие-то люди с криками «Ура!» Это – свои. С трудом, преодолевая боль в ноге, прыгаю за ними. Стараюсь не отставать. С людьми все же легче. И вдруг, откуда-то из темноты, крики: «Русс, русс...!» и ужасающий, трассирующий огненный дождь. Крики, бег, топот, стоны и вопли. Разноцветные ракеты ежесекундно с яростным шипением взвиваются кругом. Бросился вправо, там меньше людей. Так началось мое ночное путешествие. Я полз, прыгал на своей доске, прижавшись к земле, лежал во ржи, снова полз, оглядываясь по сторонам. А кругом – немцы, машины, мотоциклы. В одном месте мотоциклист подъехал ко мне на расстоянии двух метров. Я забился в ров и затаил дыхание. Немец остановился, вынул сигарету, долго щелкал зажигалкой, выругался, так и не закурив, поехал дальше. Это было очень страшно.

К утру я отполз довольно далеко к оврагу. Выстрелы были уже за моей спиной, и мне казалось, что я прошел кольцо. Лощина густо заросла ивняком. Здесь было тихо и спокойно. Сюда, как мне казалось, не заходила война. Здесь, возле ручья, я решил провести день, чтобы ночью опять ползти к своим, если они еще существуют. Неожиданно, в корнях ивняка, я обнаружил убитого красноармейца. Рядом с ним валялась новенькая граната. Это уже было хорошо. У меня было оружие. Потом, поискав, я обнаружил какие-то странные, плоские окопы, совсем непохожие на наши. В окопах валялись разноцветные коробки сигарет. Значит, здесь были немцы. Коробки были очень красивые. Почему-то стал их собирать. Поднялся немного выше и неожиданно заметил приближающиеся фигуры немцев. Они, не спеша, как на охоте, по колено в ромашковом поле, приближались ко мне. Не очень спешили. Один из них крикнул «Русс!» и махнул рукой. Когда он подошел поближе, я сорвал кольцо и бросил гранату. Взрыва не последовало. Немец что-то крикнул своему напарнику, оба подошли ко мне. Увидев мою окровавленную ногу, они потащили меня к вершине холма. Потом кому-то что-то закричали. Подъехал грузовик. Немцы, подхватив меня под мышки, швырнули на машину. От боли я потерял сознание. Сейчас лежу на скотном колхозном дворе, среди сотен таких же несчастных и обездоленных, как и я. Рядом со мной стонет молодой танкист с обезображенным от огня лицом. А я пишу.

12 сентября

Буханка черного хлеба на двадцать пять человек. Ниткой делят буханку на маленькие кусочки. И еще половник вареной чечевицы. Вот и вся еда на весь день для раненых. Да еще то, что перебрасывают через проволоку женщины. Они толпами все время стоят возле лагеря. Когда кто-нибудь из них бросает картошку или лук, толпа голодных раненых бросается на эту подачку.

Начинается драка. На это ужасно смотреть.

18 октября

Очень многих отпускают домой, тех, кто живет в Украине. Дают какой-то немецкий пропуск и отпускают. Я и Васька тоже пошли к комендатуре. Васька переделал свою фамилию на Баденко, и ему поверили. На меня вдруг неожиданно заорали: «Иуда, иуда!» Заставили снять штаны. Загнали обратно в барак. Кто-то говорил, что оставшихся повезут на работу в Германию. Что же делать?

Немцы и украинские националисты кричат, что армия Советов разгромлена. Одна за другой армии

сдаются без боя, немцы штурмом берут города. Взяты Мариуполь, Орел, Брянск и другие города. Разносятся слухи о бежавшем правительстве, о восстании в Горьком, Балтийском флоте, Кронштадте, Грузии.

Дорогая, моя любимая родина! Неужели мне навеки придется быть оторванным от тебя? Неужели

никогда я не увижу твоего неба и солнца? Я не могу без тебя. Немцы говорят, что Киев взят, скоро падут Одесса и Харьков. Стало трудно дышать. Что с нами происходит?

21 октября

Сидим все трое за столом, в хате, далеко от лагеря. Лил дождь. Васька опять пришел. Доктор Силиванов не советовал бежать. Могут пристрелить. Самое трудное было решиться сделать первый шаг. Первую колючую проволоку удалось быстро перелезть, несмотря на высоту. Между проволоками стало очень страшно. Бросился уже в панике на другую проволоку, перелез через нее и прыгнул. Шинель зацепилась за колючки, и я беспомощно повис над оврагом. Васька, который все время наблюдал за мной, подскочил, рванул, что было силы. Мы бросились бежать. Илья тоже был с нами. Он тоже удирал. Лил дождь, патрули стояли под навесом, и, видимо, никто не заметил

нашего побега. Безостановочно прошли три селения к югу от Умани. Население не хотело нас пускать к себе. Наконец, в селе Груздевке одна женщина сжалилась над нами, пустила. Сейчас сидим за столом. Попросили у хозяйки карту и составили маршрут до Одессы.

Одесса еще не сдана. С утра пойдем вперед. Ура! Мы можем опять бороться!

23 ноября

По-прежнему идем. Сплетни продолжаются, я их записываю. «Очевидцы» говорят о массовых дезертирствах в нашей армии, люди переодеваются и бегут по домам. В Москве организовано новое правительство (эсеро-меньшевистское) и что Сталин и Молотов улетели в Америку. Организовано великое Русское Воинство, а красных, вообще, уже не существует. И верить нельзя, но все же эти разговоры изводят. Споришь, убеждаешь, но кто тебе верит, тем более, что ты и сам ничего толком не знаешь.

28 октября 1943 года

Опять пишу. Передо мной горит лампада, мигает на бумагу. Держим связь с полком и огневыми взводами. А хорошо ночью сидеть в тишине, думать, вспоминать и писать. Сколько мыслей приходят? Вот и сейчас, все думаю о моих товарищах. Где они, кто жив, кто погиб?

Где сейчас Отар Чачанидзе, выжил или нет? Где Валико Замтарадзе, где Дато Джандиери, Миша Габашвили. Где Парсадан Чиквиладзе и Алеша Кишмишев?

Где они все? Разбросала война всех в разные стороны.

Где сейчас Миша Шубашукели с нашего двора? Тихо кругом. Ночь. И даже война спит.

10 ноября

Был бой, умирали люди, наши товарищи. Пережили много страшного и тяжелого, а через несколько дней, как будто все забыли. Вот уже два дня все в праздничном настроении. Поют, пьют, танцуют, женятся. Короткие эти женитьбы, а в то же время какие счастливые

Вчера долго наблюдал за таким весельем. Люди ожесточенно танцевали. А те, кто остался там?..

12 ноября

Вышел ночью. Стоит мой часовой у конюшни.

- Что стоишь?

- Стою.

- Ну, смотри, стой.

Я пошел в дом. А он – все стоит.

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ

 

«Если бы эта война была проиграна... то оказалось бы,

что все мы напрасно пожертвовали жизнью; оказалось бы,

что все кончено, и от нас мертвых ничего не осталось».

Карел Чапек. «Мать»

6 мая 1944 года 

Поезд ехал медленно. Стучал, стучал колесами. По той же дороге Баку – Тбилиси 19 ноября 1939 года я и мои товарищи уезжали из дома. В армию. Давно это было.

Какие-то люди кругом. После Баку все время стоял у окна. Все думал, вот покажутся огни фуникулера. Но прошло очень много времени, и ничего не было видно.

Потом кто-то что-то крикнул, потом закричали все сразу, бросились к окнам, высунули головы. Где-то вдали, по каким-то неясным ночным очертаниям узнал мой родной, мой любимый город Тбилиси.

Ночь, кругом темно. Вышел на Вокзальную площадь. Народу мало. Иду по улицам. Остановился

трамвай. Почему-то не сел, пошел пешком. Шел посередине улиц и старался узнавать дома. Все казалось каким-то маленьким, игрушечным.

Но вот поворот на Белинскую улицу. Поднимаюсь по ней. Ноги идут механически, сами по себе, почему-то не спешат, тяжело. Остановился возле дома бабушки, постоял, прислушался. Пошел дальше. Завернул за угол, и вот он, стоит в темноте, мой дом. Дом, который сотни раз я видел во сне, дом, в котором прошло мое детство, дом, который там на фронте был символом

моей родины.

Осторожно, затаив дыхание, подошел к окну. Прислушался. Внутри – чьи-то голоса. Закружилась голова. И чтобы прийти в себя, стал ходить по улицам. Обошел весь квартал, все улицы, где прошла моя юность, и все думал, думал, сам не знаю о чем. Потом осторожно вошел во двор, постоял у дверей, и наконец, решившись, постучал.

 

Источник: Журнал "Русский клуб" №5 май 2014г.

 

 

 

 

 

 Костюченко Иван Алексеевич

 

(1914 - 1996 гг.)

       

мл. воентехник, оружейный техник 687 стр. полка,
 

141 стр. дивизии

 

 

 

 

   Место рождения: Краснодарский край, Лабинский р-н, г. Армавир (в составе Армавирского округа район был образован 2 июня 1924 г.).

 В КА с 1939 г., призван Армавирским РВК Краснодарского края.

 Участник Отечественной войны с 1941 г.

 Младший  воентехник, арттехник 687 стр. полка 141 стр. дивизии, ЮЗФ (Юго-Западный фронт) – 22 июня-6 августа 1941 г.

 Судя по документам, Костюченко  Иван  Алексеевич попал в плен/вышел из окружения в сентябре 1941 г.

№ 7017 донесения об освобожденных из плена: 08.05.1942

Источник донесения: УНКВД по делам военнопленных

 Проходил проверку  в Каменск – Шахтинском спецлагере НКВД СССР № 280.  

 Выбыл в Каменский городской военный  комиссариат с 11 по 21 апреля 1942 г., и был направлен в войска.

 Начальник артснабжения 152 гап (гаубичный артиллерийский полк) РГК (резерв главного командования), ЮЗФ – с 27 октября 1942 г. по 13 апреля 1943г.

 Приказом № 0436 от 13.4.1943 г. по 5 Танковой армии присвоено воинское звание «Техник–лейтенант». 

 Техник–лейтенант, начальник артснабжения 152 гап 3 Гв. армии, ЮЗФ – май-октябрь 1943 г.

 Приказ командующего артиллерией 3 Гвардейской армии № 6/н от 10.06.1943:

 

Награждаю:

орденом «Красная звезда»

Техник-лейтенанта Костюченко Ивана Александровича (ошибка документа) Алексеевича, начальника артиллерийского снабжения 152 гаубичного артиллерийского полка РГК. 

 

 

На 31 августа 1944 года имеет звание «Старший техник–лейтенант».

Техник–лейтенант, начальник артснабжения 152 гап РГВК:

соединения и части фронтового подчинения, 3-й Украинский фронт – ноябрь-декабрь 1943 г.;

6-я армия,  3-й Украинский фронт – январь-май 1944 г.;

37-я армия, 3-й Украинский фронт – июнь-сентябрь 1944 г.

Источник: http://www.teatrskazka.com/Raznoe/BoevojSostavSA/BoevojSostavSA.html

 

Приказ командующего артиллерией 37 армией № 39/н от 06.09.1944:

Награждаю:

орденом «Отечественной войны 2 степени»

Техник-лейтенанта Костюченко Ивана Алексеевича, начальника артиллерийского снабжения 152 гаубичного артиллерийского полка. 

 

 

Судьбу Костюченко И.А. немного дополнил его сын.

Рассказ записан со слов сына Ивана Алексеевича:

Летом  1941 г. попал в окружение, в бою был контужен, засыпало землей.

Уже в октябре переправлялся через Днепр в р-не Днепропетровска, из окружения в итоге вышел под Таганрогом.

После выхода из окружения находился несколько суток в особом отделе. Потом случайно встретился с преподавателем (офицером в то время) из  техникума, в котором учился до войны. Тот подтвердил личность Ивана Алексеевича. 

После проверки был отправлен в запасной полк (где-то на Волге).

С этим полком участвовал в освобождении Болгарии, Венгрии, Австрии.

Войну закончил в Вене. 

В период войны был награжден двумя орденами "Красной звезды" и орденом "Отечественной войны 2 ст.", медалями.

Иван Алексеевич оставался в рядах Советской Армии до 1956г., был демобилизован в чине майора с должности начальника арт. снабжения танкового полка в Германии.

После войны проживал в г. Тула.

                  Умер в октябре 1996 г.

    

 

 

 

                                      

    Христов Василий Иванович

 

(1918 - 1944 гг.)

       

 лейтенант, ком взвода 745 стр. полка, 141 стр. дивизии

      

 

 

 

 

Родился 24 декабря 1918г., уроженец  Курской (ныне Белгородской) обл., Валуйский р-н, ст. Мандрово, русский , служащий , холост , член ВЛКСМ с 1940 г. Образование: общее -  7 классов Мандровской школы в 1933 г., Зооветтехникум г. Острогожск  в 1936 г. Военное образование - Львовское пехотное училище в 1941 г.  В Красной Армии с 1939 г. После окончания училища направлен командиром взвода в 745 СП  , 141 СД.  В боях - с 22 июня 1941 г.  по 07 августа 1941 г. После гибели дивизии , находился в окружении и оккупированной территории с 07.08.1941 г. по 12.03.1944 г. до прихода частей Красной Армии . Убыл в стрелковый взвод ударно штурмового батальона 1 го белорусского фронта. С мая 1944 г. Командир роты 2 Украинский фронт  3-й Гвардейского Воздушно-Десантнтного- Стрелкового  Бухарестского Полка , 1-й  Гвардейской Воздушно-Десантной Звенигородско-Бухарестской ордена Суворова Дивизии 53 Армии.

        20 октября 1944 г. представлен к награде Орденом "Отечественной войны" - 1 степени , вместо этого, 1 ноября 1944 г. награждён Орденом "Отечественной войны" - 2 степени.

 

 

 13 ноября представлен к званию " Героя Советского Союза " , вместо этого 31 декабря 1944 г. награждён орденом " Красного знамени".

 

 

Получить эту награду Христов  Василий  Иванович не успел . Он  погиб в бою и похоронен  26 декабря 1944г. в Венгрии  деревня Лоц , ныне Надьлоц (Nagyloc) Сеченского района ,  в 7 километрах от г. Сечень с северной стороны около римско-каталической церкви. По наградным документам видно , как  бесстрашно он воевал.

      В книге "Вперед, воздушные десантники, к Победе"  Громов И. И., Пигунов В. Н., Пискунов В. Н. / Под общ. ред. проф. Г. И. Шпака. - М.: ПОЛИФОРМ, 2010. - 440 с.: ил.,  его однополчане отзываются о нём с большой теплотой.

     См. воспоминания однополчан о Христове В.И.

 

   

Захоронение советских солдат в г. Надьлоц, Венгрия

 

   

 

       Фотографии современного захоронения любезно предоставлены Kedves Magdalena (Венгрия).

      

       http://www.nagyloc.hu/

      

      http://commondatastorage.googleapis.com/static.panoramio.com/photos/original/21716678.jpg

 

  

  

Согласно протокола 1949 года в центре города Деваванья (Венгрия), в котором покоится кладбище в 530 советских солдат - между ними 18 офицеров.

 

Газета BÉKÉS MEGYEI HÍRLAP-2010. 15 ноября.. HETFON

 

 

 

 

 

 

 Шараев Лиджака Дельдеевич 

 

(1920 – 1999 гг.)

   

красноармеец, 190 оптдн, 141 стр. дивизии

 

 

 

 

      

  Родился 23 мая 1920 г. в аймаке (роде) Барун Багацохуровского улуса Калмыцкой степи. В 1934 г. закончил Баруновскую начальную школу (5 классов), работал в колхозе «Ахуч-бюль» организатором учета труда. Член ВЛКСМ с 1939 г.

       17 сентября 1940 г. призван в РККА Приволжским РВК Калмыцкой АССР (в Юстинском улусе своего РВК не было, поэтому уроженцы улуса призывались через соседний военкомат). Сначала он служил в Житомире, заряжающим во 2-й батарее 331-го гап РГК. В июне 1941 г. был переведен в г. Скалат Тернопольской области заряжающим 190-го отд. дивизиона ПТО 141-й сд. Первый бой принял под Проскуровым. Отличился в боях под Винницей. После ранения 21 июля 1941 г. эвакуирован в госпиталь г. Краматорск, поэтому трагедии "Зеленой брамы" избежал.

      После излечения в ноябре 1941 г. был направлен в 119-й запасной стрелковый полк, однако в апреле 1942 г. вновь попал в госпиталь, на ст. Чусовая. С июня 1942 г. – младший сержант, ком. отделения роты автоматчиков 34-го отд. танк. полка. В ноябре 1942 г. – феврале 1943 г. в составе этой части сражался на Калининском фронте. В мае 1943 г. 34-й отп был включен в состав 53-й армии Степного (затем 2-го Украинского) фронта, участвовал в битве на Курской дуге и в сражениях за освобождение Украины. Лиджака Дельдеевич участвовал боях под Харьковом, Кременчугом, Полтавой, при форсировании Днепра получил третье ранение и контузию с ожогом (осколок остался в нем до конца жизни).

      В апреле 1944 г. 34-й отп был переформирован в 922-й самоходно-артиллерийский полк и подразделения автоматчиков передали на доукомплектование других танковых частей. Сержанта Шараева назначили командиром отделения моторизованного батальона автоматчиков 201-й отбр, базировавшейся в Наро-Фоминске (МВО). 24 июня 1945 г. в составе сводного моторизованного полка участвовал в Параде Победы. Затем 201-ю отбр перебросили на Забайкальский фронт, и Лиджака Дельдеевич успел сразиться и с японцами. После войны старшего сержанта Шараева назначили командиром бронемашины разведроты 201-го тяжелого танкового полка.

      25 мая 1946 г. демобилизовали и направили к семье, высланной в Красноярск. В 1947 году он женился, и вместе с женой воспитали пятерых детей. В 1957 году вернулись на родину, в с. Барун. Работал в совхозе завхозом, затем заведующим почтой, заведующим нефтебазой.

      Награжден орденами "Отечественной войны"- 1 и 2-й степени, "Красной Звезды" (см. наградной лист 12), медалями "За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945гг."., "За победу над Японией", имеет 4 благодарности Верховного Главнокомандующего: за освобождение Харькова, за освобождение Кременчуга, за участие в Параде Победы, за отличные действия в боях с японцами. Трижды ранен, контужен. Участник Парадов Победы 1975 и 1985 гг., фотографировался у Знамени Победы в Музее ВС СССР.

  

 

 

________________________________________________________________________________________

 

    

 

<Стр 1><Стр 2> <Стр 3><Стр 4><Стр 5><Стр 6><Стр 7><Стр 8><Стр 9><Стр 10><Стр 11>

<Стр 12><Стр 13><Стр 14><Стр 15><Стр 16><Стр 17><Стр 18><Стр 19><Стр 20><Стр 21>

<Стр 22><Стр 23><Стр 24><Стр 25><Стр26><Стр27><Стр28>

 

 

 

 

На главную

 

 

                             

 

 

 

***

На Земле

     безжалостно маленькой

жил да был человек маленький.

 

У него была служба маленькая.

И маленький очень портфель.

 

Получал он зарплату маленькую...

И однажды —

прекрасным утром —

постучалась к нему в окошко

небольшая,

казалось,

война...

 

Автомат ему выдали маленький.

Сапоги ему выдали маленькие.

Каску выдали маленькую

и маленькую —

по размерам —

шинель.

 

...А когда он упал —

              некрасиво, неправильно,

в атакующем крике вывернув рот,

то на всей земле

            не хватило мрамора,

чтобы вырубить парня

в полный рост!

 

Р. Рождественский

1969 г.

 

 

 

 

 

 

e-mail: sssr141sd@yandex.ru